Литература в школе: наказание иль преступление?

В первой гостевой статье на Edugram затронута тема, о который мы сами думали уже много лет — литература в школе.

К литературе нужно относиться с придыханием и трепетом — это же классики! И когда возникают предложения о пересмотре программы по литературе, многие начинают возмущаться: Как можно замахиваться на святое? Хотят дебилов из детей опять сделать?

Но это опять все рассуждения на уровне условных рефлексов, без подключения критического мышления. Выработан рефлекс, что «культурный» человек должен относиться к литературе с восторгом и придыханием. Однако лично у меня впечатления от школьного курса литературы достаточно тягостные. Хорошо помню, что многие произведения программы на тот момент мне были отчетливо неинтересны. Но это может быть моим индивидуальным ощущением. Попробуем поставить вопрос шире: А что дает школьникам изучение этой самой литературы в принципе?

По моему мнению, изучение большинства стандартных произведений школьной программы не только не интересно и не полезно, но и отчетливо вредно для психологического состояния подростков и развития его личности.

Ну во-первых. Никто из наших классиков не был детским писателем и не писал произведений, специально рассчитанных для детей и молодежи. Мало того, думаю, многие из них содрогнулись бы, скажи им, что их произведения будут в принудительном порядке изучать дети в школах. Большинство из изучаемых авторов писали свои произведения в возрасте от 30 до 60 лет и темы, затрагиваемые ими, были актуальны для их возраста, жизненного опыта и современной им общественной ситуации, датируемой 19 — началом 20 века. Кроме того, некоторые (точнее, многие) авторы были отягощены грузом серьезных психологических проблем, разрешить которые они пытались в творчестве, поэтому читать их излияния детям и подросткам вовсе не всегда полезно и показано.

Понять мысли и чувства сугубо взрослых или даже пожилых людей из прошлого и позапрошлого века современный подросток 13-16 лет не в состоянии по определению. Но он вынужден это делать, читать и «анализировать» эти произведения.

И тут возникает одна проблема, касающаяся развития под влиянием подобного обучения у подростков определенных личностных качеств. А именно, такого качества, как лживость. Поясню. Будучи не в состоянии понять то, о чем идет речь в произведениях вроде «Преступления и наказания», школьник, тем не менее, вынужден писать различные сочинения и эссе, в которых ему предложено высказать свой взгляд на жизнедеятельность Родиона Раскольникова или Сони Мармеладовой, объяснить их духовные поиски, внутренние конфликты, дать им нравственную оценку и т.п.

Ни поиски, ни конфликты этих персонажей подростку не могут быть понятны вследствие незрелости и нехватки жизненного опыта. Кроме того, все эти вещи ему крайне неинтересны. И это нормально. Поэтому при написании сочинений с фразами типа «Я считаю, что внутренний конфликт Раскольникова...» «Прочтение этого произведения вызвало у меня глубокий интерес...» подросток приучается лицемерить и лгать, к чему его вынуждают преподаватели. Не может же ведь он сдать сочинение, в котором сообщит, что «Произведение было для меня крайне неинтересным, вызвало у меня отвращение и плохое настроение, поскольку я не люблю читать про то, как старушек убивают топором и как кто-то становится проституткой, а все их метания и искания мне непонятны и вникать в них мне бы не хотелось».

Поэтому ученик вынужден изобретать пустые, но более-менее правдоподобные фразы и выдавать их за свое мнение, либо красть чужие мысли из учебников и многочисленных шпаргалок по литературе для «чайников», также выдавая их за свои.

Таким образом ребенок привыкает либо к тому, что можно говорить полную чушь, которую не понимаешь сам, но это будет гордо называться «мое мнение», которое может быть даже оценено «пятеркой» (часто потому, что сам преподаватель не намного глубже понимает искания героев и ход мыслей Достоевского). И дальше по жизни человек может привыкнуть выдавать первое, что придет на язык, за свою «точку зрения» и искренне верить в то, что произносимые им пустые фразы имеют какой-то смысл и значение. Либо он может банально привыкнуть к плагиату и продолжить выдавать чужие мысли за свои в рефератах, дипломах и диссертациях. Примеров этого сегодня предостаточно.

Еще один важный момент в контексте изучения литературы в школе — это причины, по которым то или иное произведение оказалось в школьной программе.

В советское время основная причина и цель была очевидна: пропаганда. Максимально поощрялись произведения, либо дискредитирующие досоветский период истории России, либо возвеличивающие советский, причем при любой возможности любому произведению приписывались свойства революционной борьбы и воспевания социалистических идеалов. В итоге программа оказалась насыщена авторами типа Чехова, Салтыкова-Щедрина, Некрасова и наиболее тенденциозными произведениями Пушкина, Лермонтова, Гоголя и пр. В результате ознакомления с этими творениями у школьников неизбежно вырабатывалось негативно-презрительное отношение к историческому периоду Российской Империи, которая представлялась как мрачная, унылая и безысходная эпоха, населенная подлыми, тупыми и ничтожными чичиковыми, хлестаковыми, смердяковыми, плюшкиными, толстыми и тонкими генералами, людьми в футляре и т.д. и т.п. Представления о том, что история России имела великие и славные страницы, которые можно и нужно знать, а также — уважать и любить, у школьников в ходе освоения курса литературы, естественно не могло возникнуть.

Встает вопрос: есть ли хоть одна причина сохранять школьную программу по литературе в неизменном виде? На мой взгляд, таких причин нет, если только мы не хотим продолжать закладывать с детства мины замедленного действия в наше миропонимание, самосознание и восприятие прошлого и настоящего. В самом деле, пытаться развивать эстетический вкус, нравственное чувство и адекватное восприятие исторических и общественных процессов с помощью чтения вышеназванных авторов так же бессмысленно и противоестественно, как изучать культуру, общество и страноведение современной России по материалам, например, «Эха Москвы».

В итоге можно утверждать, что современная ситуация со школьной программой по литературе такова, что самое время, фигурально говоря, «чтобы зло пресечь, собрать все (многие) книги бы, да сжечь». Но тут наверняка найдутся многие ревнители «просвещения», которые закатят истерику на тему насаждения «средневековья и мракобесия», поскольку книга (причем любая) — это «святое», сокращать программу по литературе никак нельзя и классиков трогать недопустимо! К сожалению, таким людям долго не удастся понять, что основной источник мракобесия, умственной и нравственной деградации — это они сами с их псевдоинтеллектуальным «гуманистическим пафосом» и склонностью творения кумиров из людей, иногда годных лишь на звание антигероя (например, создание светоча интеллектуальной мысли из Л.Н. Толстого). Реальность же такова, что школьная программа по литературе в значительной части состоит из произведений сомнительной художественной и эстетической ценности, внушающих ученикам презрительно-снисходительное отношение к своей стране и истории, не соответствующих интеллектуальным и психологическим возможностям восприятия учеников и снижающих мотивацию к изучению литературы в целом. Но, как подданные голого короля, восторгающиеся красотой его платья, в силу привычки или из страха показаться невежественными и серыми, мы храним неприкосновенность этой программы. Зачем?